Сахарный мониторинг
  ГЛАВНАЯ  МОНИТОРИНГ  НОВОСТИ  ПОДПИСКА  ТРЕЙДЕРЫ  АРХИВЫ  КОНТАКТЫ
 Для подписчиков
 Актуальные темы
 Базы данных
 Подписка
 О нас
 Дополнения


Открытое письмо Правления Союзроссахара
Документы сахарного рынка и прочее 20/10/2005

от 14 октября 2005 года

Редакции «Белорусской деловой газеты»
Вниманию господина В. Сеховича!

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРАВЛЕНИЯ СОЮЗРОССАХАРА

В связи с Вашими вопросами, полученными нами по электронной почте 22 сентября сего года, предоставляем настоящий материал, к сожалению с задержкой, обусловленной как занятостью, так и, особенно, - стремлением изложить более подробно и аргументировано информацию, которая бы способствовала правильному пониманию всех аспектов и причин, побудивших возбуждение Союзроссахаром и начало 20 сентября сего года Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации компенсационного расследования в отношении сахара белого, ввозимого из Республики Беларусь на территорию России. Учитывая определенную перекрещиваемость содержания поставленных перед нами вопросов, а также необходимость освещения ряда дополнительных аргументов, иллюстрирующих причины и основательность такой меры, как начатое расследование, настоящий материал, в целом, следуя логике и порядку поставленных вопросов, в то же время носит более развернутый характер.

Союзроссахару искренне хотелось бы через белорусские средства массовой информации и, прежде всего через «Белорусскую деловую газету», которую Вы представляете, донести до официальных лиц, общественности и деловых кругов Республики Беларусь истинный смысл, обоснованность и цели возбуждения компенсационного расследования в отношении белорусского сахара белого, ввозимого на таможенную территорию России.

1. Данное расследование обусловлено сложившимся исключительно неблагоприятным, фактически критическим, состоянием российского сахарного рынка. При этом, нет других факторов, которые могли бы оказывать столь негативное на него влияние, кроме поставок сахара белого и, в решающей степени, - из Республики Беларусь, на которую приходится свыше двух третей их общего объема.

Так, за 2002-2004 годы, поступления сахара из импортного сырца, как важнейшего фактора влияния на российский рынок, сократились на 42,8% и достигли минимального за многие истекшие годы уровня в 2,6 млн. тонн. Общее производство сахара в России снизилось на 21,3%, а его запасы в стране – на 32,2%. Экспорт сахара из России оставался за этот период на незначительном уровне. Тем самым все эти факторы при столь положительной их динамике никак не могли оказать негативное влияние на российский рынок.

В то же время ввоз сахара белого из Республики Беларусь возрос с 320 до 423 тыс. тонн или на 32,2%, по темпам роста он в 1,5 раза превышал рост поставок сахара белого их всех остальных стран в целом, а доля белорусского сахара в общих сахарных ресурсах России возросла с 5,0% до 7,9% или почти в 1,6 раза. С учетом уже достаточно четко определившихся перспектив 2005 года, эта доля, очевидно может превысить уровень в 10%.

При этом следует учитывать тот факт, что любой сахарный рынок характеризуется так называемой «неэластичностью» спроса, то есть его относительной стабильностью вне зависимости от благосостояния населения. Так, в Республике Беларусь на протяжении целого ряда лет внутреннее потребление сахара сохраняется на уровне примерно в 350 тыс. тонн ежегодно. Поэтому рынок сахара исключительно чувствителен к любым излишкам сахара на нем. Российский же сахарный рынок, к тому же, в течение последних лет испытывает еще и перенасыщенность. Такая специфичность обусловливает его особую чувствительность не только к объемам в 400-450 тыс. тонн, но и к значительно меньшим.

При этом очень важно учитывать, что уровень цен на поступающий из Белоруссии сахар заметно ниже цен на российский сахар. Так, в 2004 году, согласно данным Росстата, он был в среднем на 45 долларов (или практически на 10%) дешевле российского. Кто же в таких условиях вообще будет покупать в России российский сахар по крайней мере до тех пор, пока не будет реализован белорусский? При всех выше упомянутых особенностях сахарного рынка России, и отсутствия каких-либо иных причин, столь уникальное совмещение весьма значительных объемов поставок, их быстрого нарастания и заниженность уровня цен - представляет собой решающий фактор, дестабилизирующий российский рынок, вследствие чего причиняется большой материальный ущерб нашей сахарной сфере, которая, в принципиальное отличие от белорусской, полностью зависит от состояния рынка, так как существует на чисто рыночной, коммерческой основе, не получая поддержки со стороны государства.

Согласно данным российского Института аграрного рынка («ИКАР»а), вследствие столь неблагоприятного состояния внутреннего рынка, среднегодовая рыночная цена на сахар в России в 2004 году находилась на уровне 493,6 доллара США, при этом среднегодовая себестоимость сахара из сырца (а этот сахар превалирует на российском рынке) составляла 534,6 доллара США за тонну. Это означает, что российские субъекты сахарной сферы несли убыток в среднем по 41 доллару США на каждой тонне сахара.

Оценки Союзроссахара позволяют сделать вывод о том, что по причине столь пагубного влияния поставок сахара белого из Республики Беларусь и дестабилизации под их воздействием российского рынка, сахарная сфера страны за истекшие 3 года понесла потери на общую сумму свыше 523,2 млн. долларов США, что было обусловлено снижением объемов реализации российского сахара на собственном рынке, вследствие вытеснения российского сахара необоснованно более дешевым белорусским сахаром, значительной убыточностью реализации сахара, ростом недозагруженности российских заводов и рядом других негативных последствий. По данным Росстата и Минсельхоза России российская сахарная отрасль стала единственной убыточной среди всех отраслей пищевой промышленности нашей страны.

Таковы факты воздействия ввоза сахара белого из Республики Беларусь в Россию.

При всем этом, возникает два резонных вопроса. Во-первых, при имеющемся дефиците сахара, Республика Беларусь ведь не ввозит готовый белый сахар, а в подавляющей части восполняет этот дефицит за счет переработки на своих сахарных заводах импортного сахара-сырца, что экономически несомненно предпочтительнее. Точно также и России готовый белый сахар вообще не требуется. Она располагает мощностями сахарных заводов, которые способны на основе переработки импортного сырца удовлетворить не только российские потребности, но и совокупные потребности всех стран СНГ. Поэтому ввоз готового сахара, в принципе, противоречит экономическим интересам страны и, в первую очередь, отечественной сахарной отрасли, которая на этом теряет работу и заработок, и поставки сахара белого из Республики Беларусь следует рассматривать никак иначе, как проявление доброй воли с российской стороны, искренних партнерских отношений, и с расчетом на добропорядочное ответное отношение ко всему этому с другой стороны.

Возникает и другой вопрос: а откуда у Республики Беларусь такие возможности как для столь крупных объемов поставок, так и столь низких цен на сахар. Не обладая объективными естественными преимуществами перед Россией в производстве сахара, и будучи в течение всего предшествующего исторического периода, как и Россия, остро дефицитной в сахарном отношении страной, Республика Беларусь превратилась в крупнейшего поставщика сахара белого в Россию. Если взять даже последний, расследуемый, период 2002-2004 годов, то она не располагала ресурсами собственного свекловичного сахара, необходимого, даже для удовлетворения своих внутренних потребностей. Ее дефицит в сахаре за этот указанный период составил 347 тыс. тонн, или треть общей потребности страны. Поэтому в Россию не могли идти излишки родного белорусского свекловичного сахара (их просто нет), и весь экспортный потенциал и единственная основа для поставок сахара в Россию – это исключительно переработка импортного сахара-сырца. За указанные 3 года в Белоруссии было произведено 1.424 тыс. тонн такого сахара, в том числе 347 тыс. тонн для покрытия собственного дефицита и 1.080 тыс. тонн для обеспечения экспорта в Россию.

То, что в Россию в большей части направляется сахар, изготовленный из белорусской свеклы, никак не меняет экономической сути этих поставок, ведь не будь сырца, не будет и ни одной тонны экспорта сахара.

Здесь важна и другая сторона этого вопроса. Согласно произведенным Союзроссахаром оценочным расчетам, белорусский сахар из импортного сырца, в принципе, не может быть дешевле такого же российского сахара, вследствие, в частности, более высоких затрат у белорусских производителей на переработку сырца в сахар белый, и на перевозку импортного сырца на заводы - переработчики и затем готового сахара – до белорусско-российской границы (что обусловлено условием сопоставимости базы цен с российскими ценами).

Исходя из этого, весь экспорт сахара белого из Республики Беларусь в Россию с экономической точки зрения не может осуществляться иначе, как лишь при экономической поддержке, то есть при его субсидировании, со стороны государства.

На основе проведенного Союзроссахаром анализа, за 2002-2004 годы в соответствии с государственными и правительственными актами в Республике Беларусь производители и экспортеры сахара (в том числе и через импорт сырца) получили таких субсидий на общую сумму свыше 161,2 млн. долларов США, или в среднем по 149,3 доллара США в расчете на каждую тонну поставляемого в Россию сахара белого (эти данные приведены в приложении к Заявлению Союзроссахара). Причем эти льготы – субсидии предоставлены именно сахарной сфере, именно на цели поддержки производства и экспорта сахара, и практически полностью нацелены на Россию.

Согласно статьям 2 и 19 Федерального Закона России № 165 от 8 декабря 2003 г. «О специальных, защитных, антидемпинговых и компенсационных мерах» такие экономические льготы со столь негативными последствиями для российской стороны признаются специфической субсидией и подлежат применению компенсационной пошлины.

На основании вышеизложенного, Союзроссахар возбудил компенсационное расследование в целях предотвращения по существу необоснованной экспансии на российский рынок сахара белого из Республики Беларусь, обусловленной субсидированием со стороны государства производителей и экспортеров сахара в Россию, вследствие чего российским производителям и хозяйствующим субъектам причиняется серьезный материальный ущерб.

2. Союзроссахар на основе результатов этого расследования намерен добиться введения компенсационной меры в виде пошлины размером в пределах вышеуказанного уровня.

3. При этом, Союзроссахар достаточно реалистично оценивает все нюансы, связанные с возбужденным расследованием, а также необходимостью для Минэкономразвития России, которое ведет его, проведения всестороннего и тщательного анализа с учетом информации и аргументов с белорусской стороны, а также, возможно, и со стороны других участников этого процесса. Поэтому на немедленное решение вопроса о введении предварительной компенсационной меры Союзроссахар не рассчитывал.

Однако, следует иметь в виду, что согласно вышеупомянутому Закону, предварительная компенсационная мера может быть введена по истечении 60 дней со дня начала расследования при наличии соответствующих обстоятельств, в виду чего Союз никак не исключает возможность такого решения, особенно вследствие того, что период расследования совпадает с исключительно важным моментом выхода на российский рынок основной массы отечественного свекловичного сахара нового урожая, за счет которого необходимо «прокормить» российскую сахарную сферу вплоть до нового свекловичного сезона, особенно с учетом того факта, что потери от дестабилизации рынка сахара в этот период уже невозможно будет восполнить в дальнейшем.

4. По своей «жесткости» (пользуясь терминологией заданного вопроса) квота едва ли отличается от пошлины. Вышеупомянутым российским Законом в качестве меры воздействия на субсидируемый ввоз сахара предусматривается именно компенсационная пошлина. Это, представляется вполне логичным, так как речь идет о компенсации необоснованной экономической поддержки производителей и экспортеров товара в ущерб сахарной отрасли и субъектам страны-импортера.

При этом, данное решение не только не противоречит принципам существования единого таможенного пространства, но наоборот служит целям утверждения и защиты этих принципов, важнейшей основой которых является адекватность экономических условий производства и поставок товаров для партнеров обеих стран, и создание для них равных конкурентных возможностей. Такие меры, кстати, прямо предусмотрены действующими белорусско-российскими соглашениями и это вполне обоснованно. К примеру, какое равенство в условиях единого таможенного пространства с экономической точки зрения при продаже сахара белого на одном и том же российском рынке может быть у белорусских и российских субъектов, если российский субъект, в частности, в 2004 году платил пошлину при импорте сахара-сырца в размере, в среднем, 205 долларов США плюс еще около 42 долларов США – НДС за тонну, в то время как для их белорусских коллег эта пошлина составляла лишь около 69 долларов США и соответственно этому более низкий по уровню НДС. А импортный сырец, экономически, - это 100-процентная основа белорусского сахарного экспорта в Россию.

Тем самым нарушается сама основа единого таможенного пространства, заключающаяся в единстве условий импорта сахара из третьих стран. А ведь именно это обуславливает право белорусской стороны на беспошлинные поставки готового сахара в Россию.

Возьмем, к примеру, также известное заявление Президента Республики Беларусь А. Лукашенко, обнародованное агентством АПН 19 февраля сего года, относительно того, что государством за два года закуплено оборудования для модернизации и развития сахарной отрасли Белоруссии на 200 млн. долларов, чтобы обойти конкурентов. При этом не известно, чтобы подобной поддержкой пользовались другие отрасли белорусской экономики, а также и то, чтобы указанные инвестиции отражались на ценах на белорусский сахар, поставляемый в Россию, где эта инвестиционная нагрузка, согласно оценкам, должна была бы занимать примерно 50-60 долларов США на тонне сахара.

Можно лишь искренне позавидовать нашим белорусским коллегам такому участию государства в развитии их сахарной отрасли. Но для наших взаимоотношений, базирующихся на рыночных принципах, как и для российских сахарников, которые живут в рыночной системе хозяйствования и только за свой счет, такая акция белорусского государства создает неравенство и необоснованные преимущества для белорусских субъектов деятельности по отношению к их российским коллегам. Эти и другие виды специфического субсидирования сахарного производства и экспорта в Россию со стороны государства в Республике Беларусь противоречат принципам равенства условий для сахарной отрасли и субъектов сахарной деятельности обеих стран, являются нарушением условий единого таможенного пространства, создавая экономические возможности, по существу, для экспансии белорусского сахара на российский рынок, являясь важнейшим фактором его дестабилизации и всех негативных последствий для субъектов сахарной деятельности и сахарного производства России.

Поэтому, Союзроссахар не имел и не имеет в виду «наносить серьезный удар, - как это сформулировано в поставленном вопросе, – по принципам существования единого таможенного пространства России и Белоруссии», а вынужден добиваться восстановления и утверждения этих принципов на основе компенсации сложившегося совершенно необоснованно экономического неравенства в наших взаимоотношениях в сахарной сфере, которое разрушающе действует на российскую сахарную сферу и чревато для нее самыми трагическими последствиями.

4-«б». С российской стороны неоднократно и на различных уровнях, особенно с начала 2005 года, предпринимались шаги, чтобы убедить белорусскую сторону в необходимости приведения к обоснованным параметрам поставок сахара в Россию. В марте-апреле сего года ей был передан проект Межправительственного соглашения об условиях поставок сахара белого из Республики Беларусь в Российскую Федерацию, в котором, в частности, предлагалось определить параметры этих поставок на основе среднего уровня, сложившегося за последние годы. Однако, белорусская сторона не проявила доброй воли даже к его обсуждению.

Несмотря на неоднократные встречи на разных уровнях, в ходе которых российская сторона неизменно и самым острым образом обращалась в отношении нормализации положения с поставками белорусского сахара и уровнем цен на него с учетом принципов, отвечающих российско-белорусским соглашениям, в 2005 году это положение не только не нормализовалось, но приобрело еще более острый и нетерпимый для российских сахарников характер.

Если в 2004 году в Россию было поставлено 423 тыс. тонн сахара или на 25% больше, чем в 2003 году (337 тыс. тонн), то в 2005 году объем поставок может достичь уровня 600 тыс. тонн, то есть возрасти за год еще в 1,4 раза (!), причем вновь при заметно заниженных ценах.

При всем этом, нет никаких логических объяснений самой природе таких объемов поставок сахара. В 2004 году в Республике Беларусь было произведено около 300 тыс. тонн свекловичного сахара (а только такой сахар имеет право на беспошлинную поставку в Россию!), а поставлено в Россию 423 тыс. тонн, то есть на 123 тыс. тонн или в 1,4 раза больше произведенного. Нам говорят, что это – за счет так называемых «переходящих» ресурсов. Но ведь и в предшествующие периоды объемы поставок сахара так же неизменно и значительно превышали уровень производства свекловичного сахара. Так, за 3 года (2002-2004 годы) в Белоруссии всего было произведено 703 тыс. тонн свекловичного сахара, а в Россию поставлено 1.080 тыс. тонн или в 1,54 раза больше! В 2005 году ожидается производство примерно 380 тыс. тонн свекловичного сахара нового урожая, а эти объемы еще даже не произведенного сахара уже на три четверти поставлены в Россию за истекшие 8 месяцев этого года! (поставлено 294 тыс. тонн).

Следует учитывать, что сахар небелорусского не свекловичного происхождения не подлежит беспошлинному ввозу в Россию, а весьма значительные его беспошлинные поставки являются грубейшим нарушением соглашений с Россией.

Исходя из этих примеров, о каких принципах единого таможенного пространства может идти речь и о каких «серьезных ударах», как это названо в заданном вопросе, с российской стороны по ним наносится? Целью всех мер с нашей стороны является лишь одно – обеспечение соблюдения этих принципов, и в возбужденном Союзроссахаром компенсационном расследовании речь идет именно о восстановлении здесь законности и справедливости.

Процедурой начатого расследования предусмотрено проведение консультаций и переговоров с белорусской стороной, и возможность ее инициативы в данном отношении.

В ответ на поставленный вопрос, можно отметить и то, что компромисс в решении сложившихся проблем возможен. Именно в этих целях в начале 2005 года российской стороной предлагается проект межправительственного соглашения, о котором упомянуто выше, и который был проигнорирован белорусской стороной. К сожалению, представляется, что во многом белорусская сторона полагается на чисто политическое решение в расчете на продолжение сложившейся практики с поставками сахара в Россию.

Мы не можем и не в праве комментировать возможные решения на государственном или правительственном уровнях, но хотели бы заметить, что при рыночных принципах экономики и отношений между странами (а такой характер отношений предусмотрен российско-белорусскими соглашениями), правительства призваны создавать благоприятные условия для своих хозяйствующих субъектов, в том числе в связи и во исполнение принятых взаимных двухсторонних обязательств. Они не могут и не должны допускать того, чтобы условия торговли с любой страной становились причиной бедственного положения какой-либо из отраслей экономики своей страны, особенно, если эта отрасль не пользуется экономической поддержкой государства, и существует только за свой счет. Условия внутреннего рынка, уровень цен на нем – это единственный источник средств для существования сахарной отрасли и всех субъектов сахарной деятельности России, и мы очень рассчитываем на здравый смысл и соответствующий этому подход при принятии решений на официальных уровнях.

5. Относительно влияния государства в Республике Беларусь на производство и экспорт сахара в Россию было сказано выше, и это является основной причиной сложившегося положения с поставками сахара из Белоруссии в Россию в столь широких масштабах, столь высокими темпами роста и по столь заниженным ценам. Других причин для такого феномена просто нет.

6. В Республике Беларусь делается очень многое для сахарной отрасли. Мы искренне рады за своих белорусских коллег в связи с этим. Однако все это не должно нарушать принципы и условия взаимных отношений и наносить ущерб российским партнерам. А, фактически получается так, что обратная сторона этого позитивного для белорусских сахарников процесса оборачивается весьма негативно для их российских коллег.

Широкие масштабы развития сахарного производства в Белоруссии служат не целям удовлетворения собственных потребностей, а предназначены для экспорта сахара и в расчете именно на Россию. Российский рынок во много раз по емкости превосходит белорусский, находится под боком, потенциально всегда будет испытывать потребность в импорте (правда не готового сахара, а сырца, но это – детали). С Россией у Белоруссии сложилось единое таможенное пространство, которое открывает возможности для поставок сахара не только беспошлинно, но и бесконтрольно, так как в России отсутствует таможенный контроль белорусского сахара и даже его таможенное декларирование. Очень важно, что в России, как инструмент защиты отечественного свеклосахарного производства, используется высокая пошлина на импорт сахара-сырца из третьих стран, что обуславливает достаточно хороший и привлекательный для белорусских поставщиков уровень цен на сахар белый на нашем внутреннем рынке. Все вышеотмеченное оказало если не решающее, то огромное влияние на развитие сахарного производства в Республике Беларусь. Возьмем, например, 2004 год. Белорусская сахарная промышленность произвела свыше 750 тыс. тонн сахара при внутреннем спросе всего в 350 тыс. тонн, а весь остальной сахар (свыше 400 тыс. тонн) поставлен в Россию.

Или возьмем тот скрытый экономический эффект, который безусловно не мог не приниматься во внимание при программировании в Белоруссии столь глубокого и широкого участия государства в развитии своего сахарного производства. Например, в 2004 году, за счет разницы в уровнях пошлин и НДС при импорте сахара-сырца из третьих стран, как это отмечалось выше в ответе на вопрос 4, российские субъекты сахарной деятельности платили, в среднем, больше почти на 150 долларов США за тонну сырца при его импорте по сравнению с тем, что платилось в Белоруссии. Тем самым, создается «фора» в пользу белорусских сахарников в эти почти 150 долларов США (!) на тонне ввезенного по импорту сырца по сравнению с российскими конкурентами. За счет этих средств можно не только компенсировать и более высокую стоимость белорусского сахара, и более низкую цену на российском рынке, но еще заработать весьма значительную сумму, в том числе для возмещения затрат на развитие сахарного производства. Таким образом, вся система, связанная с производством и поставками сахара в Россию, - это весьма прибыльный и эффективный механизм, созданный в Республике Беларусь, который служит благополучию ее сахарной отрасли и интересам Республики Беларусь.

В противоположность этому, в 2004 году, как это упоминалось в ответе на вопрос 4, заплатив по 245-250 долларов США пошлину и НДС, российские субъекты сахарной деятельности на каждой тонне сахара из импортного сырца (а это превалирующая часть сахара на рынке России) несли убыток в среднем по 41 доллару США и, соответственно, недополучали этот же 41 доллар на каждой тонне свекловичного сахара.

Спрашивается: могло ли что-либо подобное иметься в виду при создании единого экономического пространства Белоруссии и России, и неужели ради таких диаметрально противоположных экономических последствий для белорусских и российских сахарников создавалось такое «равноправие»? Исходя из этого, - разве Союз сахаропроизводителей России своим заявлением, направленным на устранение такой фактически дискриминации, причем на своем же собственном рынке, наносит удар по принципам существования единого таможенного пространства?

Думается, что винить или хвалить сахарников обеих стран в том, что происходит в белорусской или российской сахарных сферах, едва ли есть основания. Они действуют в тех условиях, которые для них созданы. Российские – живут в условиях рыночной системы, которая не предполагает какого-либо субсидирования их отрасли со стороны государства, и они также не ставят перед собой целей, чтобы сделать плохо для своих белорусских коллег. Речь идет только об одном – как нейтрализовать для себя и на своем же собственном рынке то исключительно пагубное влияние, которое оказывается на этот рынок субсидируемыми со стороны государства поставками белого сахара из Республики Беларусь.

Они борются за нормализацию состояния отечественного сахарного рынка как за непреложную и единственную основу, на которой обеспечивается их элементарное благополучие и возможность обеспечения жизнедеятельности своего сахарного производства. Других источников существования у них просто нет. Все вышеупомянутые проявления дисбаланса условий, возможностей и конкурентоспособности противоречат требованиям и обязательствам, вытекающим из самой сути единого таможенного пространства Белоруссии и России, и со всей справедливостью и обоснованностью требуют своего разрешения, в том числе и на основе возбужденного расследования.

С уважением,
Председатель Правления Союзроссахара
Ю.Н. Чумаков

14 октября 2005 г.
Вернуться к разделу документы
 

 
HOME |  МОНИТОРИНГ |  НОВОСТИ   | ПОДПИСКА |  ТРЕЙДЕРЫ |  АРХИВЫ |  КОНТАКТЫ
Dum spiro, spero
ISCO-I    MOSCOW 2004
 
ИКАР